?

Log in

No account? Create an account
Как известно, греческая философия испытала на себе сильное восточное влияние. Нужно отметить, что самые ранние греческие философские школы появились именно на востоке греческого мира в Ионии, что в Малой Азии, и что важно не раньше в 6 в. до н.э., в тот период, когда территория Ионии вошла в состав Персидской империи. В дальнейшем ионийские мудрецы расселились по всему Средиземноморью, таким образом в Италии появился вторая важная школа греческой философии - пифагорейская. Именно Пифагор первым применил термины философия и философ.

Ранняя греческая философия развивалась под явным влиянием идей зороастризма - это представление о едином, о добре и зле, об огне как первопричине всего, о душе и ее бессмертии и т.д. О влиянии Зороастра и его учения на греческих философов упоминали многие античные авторы. Диоген Лаэртский - главный информатор по истории греческой философии ставил персидских магов в начало перечисления всех мудрецов древнего мира и намекал на то, что к Зороастру восходят почти все философские учения древности в том числе индийские и иудейские. О влиянии зороастризма на иудаизм и Ветхий Завет я писал ранее.
Далее несколько отрывков из сочинений античных авторов писавших о влиянии персидских магов на мудрецов древности.

Диоген Лаэртский."О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов"
«Занятия философией, как некоторые полагают, начались впервые у варваров: а именно у персов были их маги, у вавилонян и ассириян – халдеи, у индийцев – гимнософисты, у кельтов и галлов – так называемые друиды и семнофеи (об этом пишут Аристотель в своей книге "О магии" и Сотион в XXIII книге "Преемств")»

"Афинская школа". Фреска Рафаэля Санти.


Читать далее...Collapse )
 
 
Несколько отрывков из Ветхого Завета свидетельствующих о сильном влиянии Персии на сложение раннего иудаизма. Как известно, персидский царь Кир II Великий, создатель Ахеменидской империи, стал для иудеев мессией - машиахом, помазанником божьим, по его приказу был построен Иерусалимский храм. Персидские цари оказывали поддержку многим религиозным культам в Передней Азии, но только иудаизм смог сохранить в себе основные зороастрийские идеи - единобожие, воскрешение из мертвых, приход Спасителя (саошьянта)

«Так говорит Яхве помазаннику (машиах) своему Киру: я держу его за правую руку, чтобы низвергнуть народы перед ним, и я распояшу чресла царей, чтобы двери были открыты перед ним и ворота не были заперты... Я пойду перед тобою и сровняю холмы, сломаю медные ворота и сокрушу железные запоры»
Я препоясал тебя, хотя ты не знал Меня,  дабы узнали от восхода солнца и от запада, что нет кроме Меня; Я Господь, и нет иного».
(Исаия, 45: 1-7)



Читать далее...Collapse )
 
 
По турецкой традиции древний город Амасья является местом действия знаменитого персидского эпоса о Фархаде и Ширин. В 12 веке Низами Гянджеви, как известно, написал лирическую поэму с этими персонажами, но надо думать, что сюжет о любви строителя-богатыря Фархада и прекрасной Ширин существовал и до него. Именно Амасья стала местом приложения сил для Фархада совсем не случайно, так как сей герой был славен своими невероятными способностями по преобразованию скальных поверхностей - прорубанию каналов, ходов и т.д.

В Амасье сохранилось множество вырубленных в скалах сооружений, видимо, именно эти творения повлияли на народное эпическое творчество, которое стало приписывать их всех без исключения деятельности легендарного богатыря Фархада.
Наиболее впечатляющие скальные объекты в Амасье - это гробницы понтийских царей, вырубленные над рекой Иридой, ныне Ешильырмак. С них мы начнем знакомство с этим древним городом...



Читать и смотреть далее...Collapse )
 
 
Среди обширного многообразия скальных монументов в Малой Азии особо выделяются фригийские "фасадные" (или портальные) памятники. Они интересны своими весьма большими размерами и возможным их влиянием на все остальные скальные монументы в Анатолии (в том числе погребальные). К сожалению, они очень плохо исследованы, как и почти все, что касается анатолийских цивилизаций. На данный момент признается, что подобные монументы стали появляться на западе Малой Азии, прежде всего во Фригии, в VI веке до н.э. Датировки этих памятников весьма условны, но все же можно предположить, что в Гордионе (древней столице Фригии) скальные фасады не вырубались. Также их не было в Сардах - столице Лидийского царства пришедшего на смену Фригийскому гос-ву.

Вероятнее всего, традиция создания скальных фасадов появилась во Фригии под влиянием персидского завоевания в VI веке до н.э. В связи с этим весьма интересны здесь предположительно ранние скальные гробницы мидийских царей в нынешнем Ираке и Иране (я о них писал ранее) ,так как традиция создания скальных порталов в Малой Азии явно перекликается с известными персидскими гробницами Ахеменидской династии из Накш-и Рустам, которые, в свою очередь, могут быть продолжением погребальной обрядности Мидийского царства.

Монумент Асланташ (Львиный камень) Гробница неизвестного правителя Фригии, VI в. до н.э.


Читать и смотреть далее...Collapse )
 
 
Участник русского посольства в Персию (1745-1747 гг.) немецкий врач Иоганн Лерх опубликовал в своем дневнике описание огромной стены стоявшей вдоль реки Рубас в нынешнем южном Дагестане. По его мнению, эта стена могла доходить до 20 саженей высоты (40 метров) и тянулась на 80 верст. Длительное время сообщение Лерха считали абсолютной фантастикой, предполагалось, что немецкий врач описал таким образом Горную стену Даг-бары и Длинные стены Дербента.

Но в 2014 году в Дагестане было сделано поразительное открытие. Было обнаружено основание каменной стены шириной в 4 метра перекрытое селевыми, аллювиальными отложениями реки Рубас. Летом того же года раскопки данного памятника начала археологическая экспедиция ДНЦ РАН под руководством доктора исторических наук Людмилы Борисовны Гмыря.



Читать и смотреть далее...Collapse )
 
 
 
Департамент культуры города Москвы
Библиотека им. М.А. Волошина ЦБС ЦАО
Ассоциация по изучению Древнего Египта "Маат"

представляют лекцию Виктора Солкина

Костюм Древнего Египта




Тончайшие одеяния из плиссированного льна и изысканные золотые украшения, сложнейшие головные уборы и парадные парики. Мир костюма Древнего Египта - это пространство, наполненное сложным символизмом формы, цвета и материала; божественное и человеческое в нем нерасторжимо связаны.

Лекция известного российского египтолога Виктора Солкина посвящена как всей истории костюма эпохи фараонов, так и отдельным, удивительным творениям египетских ткачей и ювелиров, которые дошли до нашего времени, несмотря на то, что древнейшие известные нам образцы датируются концом IV тысячелетия до новой эры.

Вас ждет богатейший иллюстративный материал, знакомство с интереснейшими археологическими памятниками и погружение в мир изящества и роскоши, окружавший царей и их поданных несколько тысячелетий тому назад.

Стоимость входа – 500 руб.

Количество мест ограничено, обязательна запись на лекцию письмом на адрес: infomaat@gmail.com
 
 
Оригинал взят у maximus101 в Был ли Конан-Варвар женщиной?
Я достаточно много писал о Конане-Варваре на страницах своего журнала, но почти всегда только вскользь, ибо сей персонаж весьма сложен для понимания, история киммерийцев до сих пор плохо изучена.
Сейчас я хотел бы продемонстрировать читателям то, как он мог выглядеть. Хотя конечно почти все знают о внешности Конана и так, ведь всем известно, что это такой здоровый мужик с длинными волосами и бритым лицом, еще он всегда изображается с разного рода холодным оружием. Все это так и есть, ведь почти все смотрели фильмы о Конане, особенно он хорош в исполнении Шварценеггера.

Но все же несколько исторических изображений не помешают. В 1998 году на юго-востоке Турции в городе Хаккари были найдены 13 каменных антропоморфных стел, которые существенно отличались по стилистике от любых человеческих изображений в Передней Азии.



Читать и смотреть далее...Collapse )
 
 
Оригинал взят у maximus101 в Евгений Край и его скифы
Картины на скифские темы, которые создал прекрасный художник-иллюстратор Евгений Край https://vk.com/id387122112
Его изображения скифов отличаются не только живописностью, но и достоверностью.

Головной убор вождя "каменской" культуры по материалам раскопок могильника Локоть 4 (Алтай IV век до н.э.).


Читать и смотреть далее...Collapse )
 
 


НЕФЕРТАРИ
«великая супруга царская» и её гробница

Виктор Солкин
Андрей Плаксин
(Москва)

открытая лекция и презентация итогов международного проекта 3D реконструкции гробницы Нефертари в Долине цариц (QV66).

14 июня, начало в 19.00

Царица Нефертари Меренмут – одна из главных супруг Рамсеса Великого и яркая участница политической и культурной жизни Египта XIII в. до н.э.

С её именем связан ряд выдающихся произведений искусства, среди которых – колоссы царицы в Фивах и Абу-Симбеле и, конечно же, восхитительные расписанные рельефы на стенах её «дома вечности» - гробницы в некрополе «Долина цариц», которая признана одним из выдающихся элементов наследия древнеегипетской цивилизации.

Лекция известного российского египтолога Виктора Солкина будет посвящена судьбе этой незаурядной личности, существовавшей в тени величия своего прославленного супруга, а также нескольким эталонным памятникам искусства Древнего Египта эпохи Рамессидов. В рамках вечера также будут представлены итоги работы международного проекта по научной 3D реконструкции гробницы Нефертари, осуществленной в 2014-2017 гг. под руководством известного 3D-художника и исследователя египетского искусства Андрея Плаксина. - https://www.facebook.com/nefertariqv66/

Вход свободный при наличии мест.
COM.NATA ЛОФТ Петроградская сторона, Набережная реки Карповки, д.5, корп. 36.

 
 

Шкаренков П.П. Королевская власть в Остготской Италии по `Variae` Кассиодора: Миф, образ, реальность. Серия: Библиотека студента. — М.: РГГУ, 2003г. 140 с. обложка, 84x108 1/32 формат.
Какие бы события не описывал историк, он всегда должен понимать, что за их обликом стоит некая система ценностей, либо идеология. Своя собственная, зачастую непохожая на современную. Мы слишком привыкли примерять на людей далёкого прошлого свой образ мыслей, который мог быть совершенно иным. Историк, обращающийся с вопросом к источнику, должен прежде всего осознавать сам, почему он вопрошает именно так, как оно есть, постоянно подвергать самоанализу свой научный метод, и понимать, что источник нельзя загонять в рамки своего понимания, своего собственного «тезауруса». Источник важен сам по себе, поскольку он несёт отпечаток сознания своего создателя, и нужно разгадать секреты его мышления, затаённые образы, которые он вкладывал в вязь ткани своего текста.
Но перейдём от общих рассуждений, и так всем известных, к делу, у нас перед глазами более конкретная проблематика. В 476 г. rex Одоакр отправил последнего императора Рима Ромула Августула в бессрочный отпуск на живописную виллу в Кампании, и провозгласил себя владыкой Италии. Император Зенон в Константинополе поспешил признать германца своим наместником, назначил его magister militum и «patricim». В 493 году, через 17 лет, Одоакр был убит пришедшим с Востока готом Теодорихом, и через некоторое время ему же досталась эта почётная титулатура из рук императора Анастасия. Теодорих из рода Амалов не стал брать в руки императорскую мантию, как мог бы это сделать, он ограничился титулом rex’а восточных готов. Тем не менее, он был владыкой Италии, и, пусть даже и формально, гражданином Империи и её наместником.
Представим себе. Есть город Рим, с остатками прослойки патрициев, действует Сенат, действуют органы городского самоуправления. На просторах Апеннин живут римские граждане, в городах, деревнях и виллах. И в то же время в былом центре цивилизации расквартированы готские роды, над которыми властвует rex, он же – magister militum, так и не ставший императором, и, несмотря на сложные взаимоотношения с порфирородными владыками Востока, по всей видимости, не стремившийся к этому. Главный вопрос: каким образом исконные, «подлинные» римляне осознавали над собой подобную власть, странную, причудливую, представляющую собой будто бы совмещение двух миров?
При дворе короля находился знатный римлянин, который являлся его советником. Флавий Магн Аврелий Кассиодор Сенатор (ок. 490-ок. 585). Наряду с Боэцием, это был один из наиболее образованных людей своей эпохи, ритор и государственный деятель, несущий в себе угасающую латинскую учёность. Кассиодор был одним из тех, кто активно служил в администрации нового владыки, понимая, что между италиками и готами нужно найти точку соприкосновения и равновесия, избежать кровопролитий, и так изорвавших Pax Romana в клочья за последнее столетие. Само собой, власть Теодориха нужно было как-то встроить в universus mundus римлян, показать, что их мир ещё жив, и власть пришлого гота и его наследников вполне встраивается в привычные рамки функционирования их идеальной политической реальности. Так появились «Variae».
«Variae», по сути, не полноценный трактат, а сборник официальных документов, с помощью которых устанавливалась связь rex’а с римским населением Италии и Константинополем, автором которых и являлся Кассиодор. Эти документы являются одним из немногих источников, которые хоть как-то проливают свет на жизнь в Италии VI века, и тем паче странно, что они до сих пор не переведены на русский язык. И Павел Шкаренков, автор рассматриваемой нами книги, также не стал утруждать себя переводом этого важного источника. И тем не менее в своей небольшой работе он пытается «Variae» проанализировать, и понять, какие термины-связки встраивают власть Теодориха в римскую политическую реальность, и как Кассиодор от его имени легитимизировал власть над Италией.
Судя по «Variae», префект прекрасно понимал, что Амалы – это надолго, и тщательно обеспечивал союз их мира со своим. И в тоже время, аналогов королевской власти, по сути, в Римской республике не было, древние rex были тиранами давно ушедших времён, а иные гражданские должности не могли быть их подобием… за исключением титула императора. Конечно, Кассиодор избегает титула Theodericus rex, употребляемого Прокопием Кесарийским, и связанного с тиранией. Ловкий ритор употребляет массу эпитетов и метафор, чтобы обозначить властные полномочия Теодориха, предпочитая употреблять более нейтральное princeps, изначально связанное, по предположению Шкаренкова, скорее со знатностью носителя, нежели каких-то властных функций.
Однако, он напрямую связывает princeрs с целым рядом метафизических свойств императорского титула. Фактически в толковании Кассиодора Теодорих является неограниченным монархом, но ряд свойств princeрs, суть которых заключается в его… добродетели, в истолковании Шкаренкова. Скажем, такая черта, как civilitas подчёркивает уважительное отношение princeрs к своим подданным, и он является защитником традиционных прав и свобод римских граждан. Подметим одну важную черту, которую подчёркивает Шкаренков: текст Кассиодора исподволь описывает новую реальность, в которой монарх является неограниченным лицом, чьё всевластие сталкивается только с его доброй волей. Можно предположить, что, по факту, Теодориху действительно не могла противостоять ни одна сила внутри Италии, однако, для сохранения социальной стабильности, ему пришлось принять правила игры, которые в идейном отношении и «опредмечивал» его придворный римлянин. Кассиодор верил, что его Рим ещё жив, и новая власть встроится в неё, быть может, не только сохранив старое, но и влив в неё новую кровь.
Кассиодор прожил долгую жизнь, и долго находился при дворе в Равенне. Теодорих умер, а его наследники, Теодат и Втигис, оказались спаяны с Римом общей угрозой со стороны Константинополя. Их главный идеолог от лица Сената и патрициев выразил свою солидарность с властью королей готов, и объединил их судьбы с античной традицией. Так, Кассиодор остался верен и своему Городу, и Амалам, сделав всё для их объединения.
Маленькая, стостраничная работа Шкаренкова существенно проливает свет на идеологию Остготского королевства, но оставляет куда больше вопросов, чем ответов. Работа лишена чёткой структуры, и скорее напоминает сильно разросшуюся источниковедческую статью с вольными экскурсами. Это сильно размывает её логическую структуру, и следить за мыслью автора иногда тяжело.
Во первых, реальная политика Теодориха и его преемников внутри Италии, которую автор практически целиком оставляет на откуп старенькой монографии В. Энсслина (1959), хотя это наиважнейший вопрос.
Во вторых, прослеживая идеологические основы концепции Кассиодора, Шкаренков в основном обращается к основаниям античной традиции, лишь фрагментарно сравнивая его с властными идеологиями Средиземноморья за последнее тысячелетие, и слабо характеризуя собственно готские представления о власти. Либо в «Variae» нельзя найти подобных отсылок, либо автор не счёл нужным настолько углублять анализ.
В третьих – нехватка контекста. Объём работы невелик, и более обширный очерк истории Остготского королевства и его предшественников здесь не предусмотрен. Тоже касается компаративистского анализа идеологии Кассиодора, который также обойдён вниманием.
В общем, это довольно любопытная книга, но только для тех, кто локально интересуется проблемами идеологии власти. Единственное, создаётся впечатление, что эта работа является просто фрагментом чего-то большего, так как многие вещи оставлены за кадром, и не прописаны в тексте.