Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Армянский Перун - косматый демон

Один из самых таинственных памятников средневековой армянской литературы, сборник «История Тарона», содержит в себе не только рассказ об основании Киева потомками индусов, о котором я писал ранее. Таронская хроника дает интереснейшее описание армянского язычества, актуальное не только для территории самой Армении, но видимо и для северных кочевых народов наводнивших Закавказье в первые века н.э.

Дохристианские религиозные представления распространенные на Армянском нагорье в целом хорошо известны. Религию древних армян можно назвать вульгаризированным зороастризмом, так как территория Армении долго пребывала под владычеством персов, которые принесли сюда своих богов Арамазда (Ормазда), Михра (Митру), богиню Анаит (Анахита) и т.д.

Но в "Истории Тарона" отсутствуют упоминания об этих известных иранских божествах. Язычество в таронской хронике имеет уникальный облик - это религия якобы индийских жрецов, пришедших в Тарон откуда-то с Востока. В связи с этим возникают закономерные вопросы - кем могли быть эти люди, когда и зачем они принесли свою веру на Армянское нагорье.



Collapse )

Шкаренков П. П. Королевская власть в Остготской Италии по «Varie» Кассиодора.


Шкаренков П.П. Королевская власть в Остготской Италии по `Variae` Кассиодора: Миф, образ, реальность. Серия: Библиотека студента. — М.: РГГУ, 2003г. 140 с. обложка, 84x108 1/32 формат.
Какие бы события не описывал историк, он всегда должен понимать, что за их обликом стоит некая система ценностей, либо идеология. Своя собственная, зачастую непохожая на современную. Мы слишком привыкли примерять на людей далёкого прошлого свой образ мыслей, который мог быть совершенно иным. Историк, обращающийся с вопросом к источнику, должен прежде всего осознавать сам, почему он вопрошает именно так, как оно есть, постоянно подвергать самоанализу свой научный метод, и понимать, что источник нельзя загонять в рамки своего понимания, своего собственного «тезауруса». Источник важен сам по себе, поскольку он несёт отпечаток сознания своего создателя, и нужно разгадать секреты его мышления, затаённые образы, которые он вкладывал в вязь ткани своего текста.
Но перейдём от общих рассуждений, и так всем известных, к делу, у нас перед глазами более конкретная проблематика. В 476 г. rex Одоакр отправил последнего императора Рима Ромула Августула в бессрочный отпуск на живописную виллу в Кампании, и провозгласил себя владыкой Италии. Император Зенон в Константинополе поспешил признать германца своим наместником, назначил его magister militum и «patricim». В 493 году, через 17 лет, Одоакр был убит пришедшим с Востока готом Теодорихом, и через некоторое время ему же досталась эта почётная титулатура из рук императора Анастасия. Теодорих из рода Амалов не стал брать в руки императорскую мантию, как мог бы это сделать, он ограничился титулом rex’а восточных готов. Тем не менее, он был владыкой Италии, и, пусть даже и формально, гражданином Империи и её наместником.
Представим себе. Есть город Рим, с остатками прослойки патрициев, действует Сенат, действуют органы городского самоуправления. На просторах Апеннин живут римские граждане, в городах, деревнях и виллах. И в то же время в былом центре цивилизации расквартированы готские роды, над которыми властвует rex, он же – magister militum, так и не ставший императором, и, несмотря на сложные взаимоотношения с порфирородными владыками Востока, по всей видимости, не стремившийся к этому. Главный вопрос: каким образом исконные, «подлинные» римляне осознавали над собой подобную власть, странную, причудливую, представляющую собой будто бы совмещение двух миров?
При дворе короля находился знатный римлянин, который являлся его советником. Флавий Магн Аврелий Кассиодор Сенатор (ок. 490-ок. 585). Наряду с Боэцием, это был один из наиболее образованных людей своей эпохи, ритор и государственный деятель, несущий в себе угасающую латинскую учёность. Кассиодор был одним из тех, кто активно служил в администрации нового владыки, понимая, что между италиками и готами нужно найти точку соприкосновения и равновесия, избежать кровопролитий, и так изорвавших Pax Romana в клочья за последнее столетие. Само собой, власть Теодориха нужно было как-то встроить в universus mundus римлян, показать, что их мир ещё жив, и власть пришлого гота и его наследников вполне встраивается в привычные рамки функционирования их идеальной политической реальности. Так появились «Variae».
«Variae», по сути, не полноценный трактат, а сборник официальных документов, с помощью которых устанавливалась связь rex’а с римским населением Италии и Константинополем, автором которых и являлся Кассиодор. Эти документы являются одним из немногих источников, которые хоть как-то проливают свет на жизнь в Италии VI века, и тем паче странно, что они до сих пор не переведены на русский язык. И Павел Шкаренков, автор рассматриваемой нами книги, также не стал утруждать себя переводом этого важного источника. И тем не менее в своей небольшой работе он пытается «Variae» проанализировать, и понять, какие термины-связки встраивают власть Теодориха в римскую политическую реальность, и как Кассиодор от его имени легитимизировал власть над Италией.
Судя по «Variae», префект прекрасно понимал, что Амалы – это надолго, и тщательно обеспечивал союз их мира со своим. И в тоже время, аналогов королевской власти, по сути, в Римской республике не было, древние rex были тиранами давно ушедших времён, а иные гражданские должности не могли быть их подобием… за исключением титула императора. Конечно, Кассиодор избегает титула Theodericus rex, употребляемого Прокопием Кесарийским, и связанного с тиранией. Ловкий ритор употребляет массу эпитетов и метафор, чтобы обозначить властные полномочия Теодориха, предпочитая употреблять более нейтральное princeps, изначально связанное, по предположению Шкаренкова, скорее со знатностью носителя, нежели каких-то властных функций.
Однако, он напрямую связывает princeрs с целым рядом метафизических свойств императорского титула. Фактически в толковании Кассиодора Теодорих является неограниченным монархом, но ряд свойств princeрs, суть которых заключается в его… добродетели, в истолковании Шкаренкова. Скажем, такая черта, как civilitas подчёркивает уважительное отношение princeрs к своим подданным, и он является защитником традиционных прав и свобод римских граждан. Подметим одну важную черту, которую подчёркивает Шкаренков: текст Кассиодора исподволь описывает новую реальность, в которой монарх является неограниченным лицом, чьё всевластие сталкивается только с его доброй волей. Можно предположить, что, по факту, Теодориху действительно не могла противостоять ни одна сила внутри Италии, однако, для сохранения социальной стабильности, ему пришлось принять правила игры, которые в идейном отношении и «опредмечивал» его придворный римлянин. Кассиодор верил, что его Рим ещё жив, и новая власть встроится в неё, быть может, не только сохранив старое, но и влив в неё новую кровь.
Кассиодор прожил долгую жизнь, и долго находился при дворе в Равенне. Теодорих умер, а его наследники, Теодат и Втигис, оказались спаяны с Римом общей угрозой со стороны Константинополя. Их главный идеолог от лица Сената и патрициев выразил свою солидарность с властью королей готов, и объединил их судьбы с античной традицией. Так, Кассиодор остался верен и своему Городу, и Амалам, сделав всё для их объединения.
Маленькая, стостраничная работа Шкаренкова существенно проливает свет на идеологию Остготского королевства, но оставляет куда больше вопросов, чем ответов. Работа лишена чёткой структуры, и скорее напоминает сильно разросшуюся источниковедческую статью с вольными экскурсами. Это сильно размывает её логическую структуру, и следить за мыслью автора иногда тяжело.
Во первых, реальная политика Теодориха и его преемников внутри Италии, которую автор практически целиком оставляет на откуп старенькой монографии В. Энсслина (1959), хотя это наиважнейший вопрос.
Во вторых, прослеживая идеологические основы концепции Кассиодора, Шкаренков в основном обращается к основаниям античной традиции, лишь фрагментарно сравнивая его с властными идеологиями Средиземноморья за последнее тысячелетие, и слабо характеризуя собственно готские представления о власти. Либо в «Variae» нельзя найти подобных отсылок, либо автор не счёл нужным настолько углублять анализ.
В третьих – нехватка контекста. Объём работы невелик, и более обширный очерк истории Остготского королевства и его предшественников здесь не предусмотрен. Тоже касается компаративистского анализа идеологии Кассиодора, который также обойдён вниманием.
В общем, это довольно любопытная книга, но только для тех, кто локально интересуется проблемами идеологии власти. Единственное, создаётся впечатление, что эта работа является просто фрагментом чего-то большего, так как многие вещи оставлены за кадром, и не прописаны в тексте.

История еды в Европе

Оригинал взят у nornegest в История еды в Европе
Начало нашей эры. Жители Римской империи:

- Ну и дураки эти германские варвары! Как можно жрать свинину с пивом, когда все порядочные люди потребляют хлеб, овощи и вино?!

Германские варвары:

- Ну и дураки эти жители Римской империи! Как можно жрать хлеб, овощи и вино, когда все порядочные люди потребляют свинину с пивом?!



Несколько столетий спустя.

Германские варвары:

- А хлебушек так ниче, если распробовать… И винишко – штука забористая…

Жители Римской империи (уже распадающейся):

- А свинина – все-таки вещь… Но пиво – дрянь!

Collapse )

Храм Аполлона в Дидимах



Это был самый большой храм в Малой Азии. Храм Аполлона в Дидимах был важным центром этого культа в Ионии, и в отличии от прославленного "чуда света" - храма Артемиды в Эфесе относительно неплохо сохранился. Добраться до него можно на общественном транспорте из города Кушадасы, правда, прямой маршрутки до Дидимы нет, нужно будет делать пересадку в городе Секе.

( Читать и смотреть далее... )
ришелье

Борьба психотипов. Начальники и подчиненные

Оригинал взят у civil_disput в Борьба психотипов. Начальники и подчиненные
События – это суть истории; но лишь такие события не тонут, едва блеснув, в кромешной мгле, которые усилиями науки приведены к типу.
Предлагаемый в моих лекциях подход помещает событие в матрицу коллективной психологии. Мы уже говорили, что коллективное сознание складывается из борьбы и сотрудничества 8 типов мышления, каждый из которых строит свою картину реальности, видит в ней особые приоритеты, ставит перед своим носителем специфические задачи. В каждый данный момент времени в каждом обществе доминирующим, вследствие прошлых актов борьбы и сотрудничества, оказывается только один психологический тип, фильтрующий входящую и исходящую информацию особым образом. Мы также предположили, что в истории можно наблюдать определенную закономерность в смене таких доминирующих типов (последние два пункта представляют собой мой исследовательский взгляд в область неизвестного).

латур

Ниже рассматривается смена доминирующего психотипа в Римской республике между 146 и 78 гг. до н.э.
Окончательная победа над Карфагеном в 146 г. до н.э. обернулась для Рима столетием скорби. Республику сотрясают скандалы, ее сенаторы соперничают в коррупции, ее армии терпят поражения или сражаются между собой, народ доходит до крайней нищеты, а знать – до крайностей распутства и позора. Финансовые воротилы втягивают общество в долговые сети, богатые рабыни покупают аристократов для любовных утех, никто не чувствует себя в безопасности: трибуны становятся жертвами заказных убийств, наемники сжигают даже Сенат, разоренные крестьяне сбиваются в банды. Рим ли это? Победитель Ганнибала и греков Публий Сципион запрещает хоронить себя в Вечном Городе, наглый варвар предсказывает ему скорую гибель.
Уже известный нам экстравертный мыслительный тип римской знати был физически «истрачен» в ходе Пунических войн, ему на смену в острой борьбе приходит экстравертный ощущающий тип: заместители, помощники, ближайшие соратники. Психоаналитический подход к истории позволяет объяснить неслучайный характер такой замены.
Collapse )


v-ba-innermost

Сёстры Чынг. 3 часть

Ле Тян*1 – основательница Хайфона и знаменитая соратница сестёр Чынг

В предыдущей – второй части я упомянула Ле Тян (Lê Chân), управлявшую внутренними и оборонными делами Линьнама (государства, созданного сёстрами Чынг). Выдающаяся роль этой женщины особенна и в то же время характерна для того исторического момента. На ней хочется остановиться подробней. Традиция поклонения Ле Тян очень давняя и прочная. Но надо заметить, что почти вся её «биография» взята из народных преданий (которые во многом служат опорой для трудов средневековых вьетских историков).

lechyan0prayer-an2.jpg

Фото: 1 – с сайта phattuvietnam.net 2 – из блога gopmotbantay на сайте vi.wordpress.com
Collapse )
крокозябла

В погоне за древностями: не боги горшки обжигали...


Люблю керамику. Должна сознаться:) Любого возраста. Но древняя вызывает еще какое-то острое чувство восторга, даже самая маленькая черепушечка. Керамика несет в себе такое острое ощущение прикосновения человеческих рук, и если представить себе, что вы касаетесь чего-то, что сделали чьи-то руки несколько тысяч лет назад, то есть о чем задуматься. А теперь в керамической мастерской Израильского управления древностей (רשות העתיקות) можно даже увидеть отливку пальца, которому несколько тысяч лет.

Collapse )

Откуда есть пошла... Гунния

1. Как Аттила свининой торговал
Микроскопический для Истории юбилей ожидает нас в 2014-м: исполнится 120 лет мордовскому райцентру Атяшево. Заложен он был в 1894 г. в связи со строительством Московско-Казанской железной дороги – в 80 км северо-восточнее Саранска, близ с. Атяшево. Отчего же село, расположенное почти в географическом центре Евразии, носит такое название?
Гунны
Познакомимся с людьми, в древности населявшими эти места. Предков мокшан (мордовский народ состоит из эрзян и мокшан, а в мордву их условно объединили русские) упоминал еще 2500 лет назад древнегреческий историк Геродот Галикарнасский. По его мнению, в ходе завоевания этих мест (где тогда главенствовали скифы) сарматами, последние ненадолго сделали часть мокши своими данниками...
Collapse )
9 vrata

Ханиотис А. Война в эллинистическом мире: Социальная и культурная история

Ханиотис А. Война в эллинистическом мире: Социальная и культурная история. Серия Historia Militaris. Издательство Нестор-история, Санкт-Петербург, 2013. 432 стр., 60х90 1/16, с илл. Тираж 1000. ISBN 978-5-90598-794-6



Автор данной книги, известный специалист по истории эллинизма, анализирует войну как социальное явление, в значительной мере сформировавшее эллинистический мир. В монографии детально рассмотрено влияние военных конфликтов различной природы, масштабов и продолжительности на все стороны жизни греческих полисов и эллинистических монархий: экономику, технику, идеологию, религиозные воззрения, этические нормы. Показано отношение к войне различных социальных, профессиональных, половозрастных групп; особое внимание уделяется восприятию войны в историописании, искусстве, пропаганде и коллективной памяти эллинистического общества, а также отражению реалий военного дела и военного воспитания в повседневной жизни греков и ряда восточных народов IV—I вв. до н. э.Книга предназначена для историков-антиковедов, студентов и аспирантов, а также всех интересующихся историей эллинизма.